Как одевались поморки?

Любая поморская женщина прошлых веков, очутись она в наше время в числе зрительниц «главного подиума страны», ахнула бы – это понятно. Что стало бы с нашими современницами, дефилирующими по этому подиуму, попади они прямо с показа в старинную поморскую деревню? Ответ знают люди, отважившиеся взять на себя ответственность за то, чтобы мы себя не чувствовали «Иванами, родства не помнящими». Они неустанно следят за тем, чтобы незримая нить, связывающая вековую историю нашего края, не оборвалась.

Работники музея Кандалакши и представители Ассоциации ручного труда и православной мастерской «Багряница» накануне праздника Покрова Пресвятой Богородицы рассказали горожанам о том, как должна была одеваться северянка, чтобы не опростоволоситься, и что вообще означает слово «опростоволоситься», да и не только об этом. Примечательно, что именно перед Покровом наши мастерицы решились представить на суд земляков свои ручные работы, не имеющие цены, — в старину с Покрова в селах начинались свадьбы.
Первое, что бросилось в глаза при входе в зал, где проходила презентация восстановленного женского костюма, был девичий плат, предоставленный сотрудниками музея. На Поморье такие платы заменяли фату. Известно имя хозяйки этой красоты — понизу вышито: «1873 год. Сей плат шит на имя девицы Анны Ильиничны Дьячковой». Рядом, на скамье, – женские головные уборы, изготовленные руками мастериц из «Багряницы», точь в точь такие, какие с гордостью носили поморские девушки и женщины: расшитые жемчугом и бисером, серебряными и золотыми нитями.

Презентацию в зале с экспозицями промысла и быта поморов открыла Галина Лажиева, главный хранитель музея. Далее рассказ подхватила Валентина Лисина, руководитель «Багряницы», председатель Ассоциации ручного труда. В течение всего мероприятия эти женщины, дополняя друг друга, рассказывали об истории поморского костюма, будто красочные страницы перелистывали. Им, многие годы изучающим эту историю, было что рассказать и показать.
В роли деревенской модницы, демонстрирующей наряды поморок прошлых веков, посчастливилось выступить Марии Леваньковой, представляющей Ассоциацию. Правда, закрались сомнения относительно счастливого состояния Марии, когда голову ее украсили кокошником, шитым жемчугом. Вес этого головного убора, как прозвучало, доходил до пуда (16 кг) плюс сарафан, на шитье которого ушло 3 м штофа (бывало до 5 м уходило (штоф -тяжелая шелковая или шерстяная ткань с тканым рисунком ) да рубашка из льна, да плат поверху, да пояс тканный, расшитый орнаментом, тяжелый, – как тут ступить.

Ступали северянки гордо, не сгибаясь. Жили в трудах, нищеты не знали. Ткани на сарафаны использовали дорогие: штоф, парча, тафта. Сережки-бабочки из жемчуга мочки ушей оттягивали, золотые и серебряные колечки пальчики украшали. Это в праздники, в будни-то попроще одевались. Однако не смели без головного убора ходить – позорно это было, отсюда и слово «опростоволоситься» — попасть в нелепое положение — появилось. Дома жёнки (или жонки, по словарю Ушакова) носили повойники, прикрытые сверху платками или шалями. Донце их расшивалось богато. На экспонате, хранящемся в музее, донце вышито рисунком, символизирующим древо жизни; на донце повойника, вышитого мастерицами из Багряницы, – роженица. Зачастую донца расшивались в монастырях. Повойники передавались по наследству. Если обшивочная ткань изнашивалась, ее выпарывали, а затем пришивали новую.

Валентина Лисина много рассказала о девичьих повязках, об их предназначении; и, конечно, очень к лицу пришлась такая повязка, вышитая жемчугом в виде снежинок, Марии Леваньковой. Кстати, снежинки очень часто встречались в узорах обитателей Поморья. В основе ее лежит крест — как символ православия. Носили в старину и венцы, были отдельные головные уборы у просватанных девушек. В общем, взглянув на поморку, можно было безошибочно определить ее статус.

Между девичьей повязкой и повойником и существовал кокошник – главный герой прошедшей в музее презентации. Его в старину носили женщины недолго – только до рождения первого ребенка, а хранили веками. Не все могли позволить себе такую роскошь, бывало, арендовали, чтобы покрасоваться, отдавая за него мешок муки, а то и корову. На создание точной копии коргопольского однорогого кокошника в мастерской «Багряница» ушло много времени, и, как призналась Валентина Лисина, очень помог грант, защищенный в правительстве Мурманской области. Одна только челка головного убора изготовлена из пяти рядов жемчуга.

В планах у Ассоциации и мастерской «Багрняница» познакомить нас с воссозданным венцом, не сейчас, скорее, на следующий год – задались целью найти настоящую парчу. Что ж, будем ждать следующих презентаций. Где они будут проходить – в здании «Багряницы» или в музее, обязательно сообщим заранее. Сейчас же просто очень радостно, что сошлись интересы хранителей старины и ее реконструкторов – на общую пользу.

IMG_2553  IMG_2554

 

IMG_2558 IMG_2562

IMG_2563 IMG_2562IMG_2558 IMG_2554 IMG_2553


Ответить. Регистрации не требуется. Не забудьте пройти тест, что вы не бот. Проблемы? Обращайтесь к сайт-админу!

Ваш e-mail не будет опубликован.

Please prove you are not a bot.. * Time limit is exhausted. Please reload CAPTCHA.